Стихи

стихи_2

* * *

Я люблю желтый цвет — цвет улыбки,
цвет звучанья высоких нот скрипки,
солнца цвет на рисунке ребенка,
моря рапса от леса в сторонке,
цвет цыпленка, подсолнуха, мёда,
всех растений, которым природа
поручила быть солнцем в ладошках,
и по свету рассыпала крошкой.
Я люблю желтый цвет — это радость,
и когда сил почти не осталось,
на холсте желтой краской рисую
солнцу к сердцу дорожку прямую.

07.11.2017 г.

К 125-летию Марины Цветаевой

МАРИНА

Ее душа — «Чакона» Баха —
в ней гимн любви и шепот муки,
в ней разрывная боль разлуки,
и бездыханный холод страха.

В ней крик отчаянья и гордость,
в ней глубина и тайна моря,
звучанье времени в миноре
и страшной участи покорность.

В ней прямодушье и невинность
сплелись с осенней листьев дрожью,
в ней бессловесность перед ложью
сменяла детская наивность.

Иссякли силы жить без кожи.
Всё, что страдало, что горело
ушло в стихи, покинув тело.
«Чакона» стихла — срок весь прожит.

Но голос скрипки в той «Чаконе»
пропел всю жизни партитуру,
связав небесной лигатурой
и счастья гимн, и смерти стоны.

08 октября 2017 г.

Сентябрьское утро

Сентябрь. Утро. Нет, не хмуро,
а просто свет чуть-чуть притушен,
и дождь не плачет — бьет по лужам,
дробя зеркальную текстуру.

И нет, не грустно, просто тише
поет душа под шепот ветра,
а за окном танцует ветка
под ритм дождя по мокрой крыше.

29 сентября 2017 г.

Бабье лето

Бабье лето — улыбка осени —
мудрой женщины с добрым нравом —
голова уже в снежной проседи,
а глаза всё еще лукавы.

Солнцем высветит краски радости,
успокоив тоску о лете,
но, потешив людские слабости,
вдруг напомнит: на этом свете

воды времени мчатся в вечности,
и над летом заплачет осень,
словно мудрость над сном беспечности,
хмуря нежную неба просинь.

Бабье осени величание:
вместо зелени — кадмий жгучий,
вместо пения птиц — молчание,
вместо самбы — мотив певучий.

14 сентября 2017.

Август 2017 года

Свидетель царствия природы —
имперский друг Октавиана,
шутник небес, герольд свободы
столикий август нежно-рьяный.

Презрев финал спектакля лета,
намеки осени суровой,
чин календарной эстафеты,
он дал июлю править снова.

Не отпустив бразды правленья —
лишь день июлю уступая —
в ночных порывах вдохновенья
играет он ветрами мая.

И в ожиданьи смены платья
застыла в зелени природа.
Величье августа — погода —
его прощальные объятья.

20 августа 2017 г.

* * *

Спрятаны звёзды за блеском улиц
мчащихся ввысь городов,
снова лишь Сириус мне улыбнулся,
желая счастливых снов.

А где-то за городом в тайне ночи
звёзды стремятся к Земле,
хочешь — желанье загадывай, хочешь —
в сонной раскинься траве

и прикоснись восхищенным взглядом
к играм ночных персеид.

Не разглядеть мне, увы, звездопада —
город его утаит.

08 августа 2017 г.

Июльская гроза

Свершилось — первая гроза за это лето!
Казалось, раньше вдалеке гремело где-то,
за горизонтом различались всплески света,
но растворялись, оставляя лишь приметы.

И вот сверкнуло, предваряя грохот грома,
и сердце замерло в предчувствии знакомом,
и будто в страхе затаились окна дома.
Литавры грянули раскатисто, весомо,

и небо ниже опустило туч армаду,
и робкий дождь вдруг обернулся водопадом,
и меч из молний вновь рассёк небес громаду…
С восторгом рая в сердце слился ужас ада.

21-23 июля 2017 г.

* * *

Ничто не уходит бесследно —
пусть имя моё станет бледным
иль вовсе развеется ветром
в суфийских круженьях времён,

но я обернусь земляникой,
ромашкой, полынью ли дикой —
цветком, что за солнечным ликом
тянуться вовек обречён,

и новая дружба родится
с пчелой, муравьем или птицей…
А может, иная страница
откроется в будущем дне —

дыханье не знает запрета,
лишь будет иначе воспето
чудесное новое лето
в неведомой ныне судьбе.

12 июля 2017 г.

* * *

Серой глыбой холодной, слепящей стеклом и металлом,
вытесняя пространство, угрюмый возвысился дом
меккой денег и власти, безвкусной хвалой капиталу,
отрицанием духа и нового мира столпом.

Как насмешка над кружевом тонких барочных виньеток,
как презренье к достоинству белых ампира колонн,
утверждением смерти изящных искусств для эстетов
стал бездушный, безликий, безмерно унылый бетон.

Глаз не радует время, и нынешний век — не источник
вдохновенных неспешных прозрений глубин и высот,
у минутных задач торопливый, без авторства почерк.
Что ж… застывшая музыка свой прекратила полёт.

4 июля 2017 г.