Не отрекаются, любя

НАТ. ПАНОРАМНЫЙ ВИД КРУПНОГО ГОРОДА В США ДЕНЬ

ТИТР.
США, название американского города, наши дни

НАТ. ДОРОГА ПЕРЕД ЛУЖАЙКОЙ И ДВУХЭТАЖНЫМ ОСОБНЯКОМ УТРО

На дороге перед домом несколько полицейских машин, другие автомобили. Что-то делают, шныряя туда-сюда, полицейские и журналисты с видео- и фото-аппаратурой. Сверкают вспышки фотоаппаратов.

У крыльца особняка лежит, раскинув в стороны руки и ноги, укрытое простыней явно грузное тело. Там, где у тела должна быть голова, на простыне расползлось большое кровавое пятно.

Журналисты разных телекомпаний в нескольких метрах друг от друга с микрофонами в руках на камеры комментируют события.

1- Й ЖУРНАЛИСТ
Полчаса назад садовник обнаружил у крыльца дома…

2- Й ЖУРНАЛИСТ
Он был убит двумя выстрелами…

3-1 ЖУРНАЛИСТ
В голову и в сердце…

2-Й ЖУРНАЛСИТ
Стрелял профессионал…

1- Й ЖУРНАЛСИТ
Выстрелов никто не слышал…

3-1 ЖУРНАЛИСТ
Очевидно, использовался глушитель…

2- Й ЖУРНАЛСИТ
Известный политик и безнесмен…

1- Й ЖУРНАЛИСТ
Только вчера обозреватель 8-го канала Майкл Мэнли опубликовал сенсационную информацию об истинном…
НАТ. ПАНОРАМНЫЙ ВИД ГОРОДА НИЖНЕГО НОВГОРОДА РАННЯЯ ВЕСНА ДЕНЬ

ТИТР.
Россия, Нижний Новгород, за три дня до событий в США

НАТ. УЧАСТОК ДВОРА ОКОЛО ПОДЪЕЗДА МНОГОЭТАЖНОГО ЖИЛОГО ДОМА ДЕНЬ

У подъезда посреди глубокой лужи останавливается такси. Открывается задняя дверца машины и мы видим ОЛЕГА, худощавого мужчину лет 30, богемной наружности – он собирается поставить ногу на асфальт, но видит лужу и не ставит ногу. Олег смотрит на ботинок вытянутой вперед ноги – он грязный – и решительно, ступая в лужу, выходит из машины.

ИНТ. ОДНОКОМНАТНАЯ КВАРТИРА НАТАШИ ДЕНЬ

В комнате между стеной и диваном стоит несколько музыкальных колонок разной величины и много прочей музыкальной аппаратуры.

НАТАША, худощавая, слегка сутулая женщина лет 33-х с усталым лицом, медленно выбирает из горки сложенной на диване одежды вещи и по одной складывает в лежащую рядом дорожную сумку. Слышно, как из динамиков, стоящих рядом с диваном колонок музыкального центра, звучат русские и английские фразы — это урок английского языка. В уроке речь идет о посещении магазинов.

ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКОВ (ЗК)
I need good, but not expensive footwear.
(пауза во время которой Наташа повторяет текст по-английски)

НАТАША
I need good, but not expensive footwear.

ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКОВ (ЗК)
(перевод)
Мне нужна хорошая, но не дорогая обувь.

Слышно, как в прихожей хлопает дверь.

Наташа продолжает спокойно складывать блузку.

В комнату входит Олег, бросает от двери через комнату связку ключей на стол. Ключи с грохотом падают на стол и ударяются о пустую вазу.

Наташа смотрит на ключи, переводит взгляд на Олега, потом на его грязные ботинки и чуть заметно морщится.

ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКОВ (ЗК)
Oh! What a beautiful shoes! How much they cost?
(пауза секунд 7)
О, какие замечательные ботинки!Сколько они стоят?

НАТАША
(вздыхает, тихо бормочет)
Эти ботинки стоят много нервных клеток.

Наташа выключает магнитофон, садится на диван и, глядя на Олега, все еще стоящего на пороге комнаты, говорит.
НАТАША
(устало)
Я сегодня уезжаю. Помнишь? Ты обещал приехать пораньше, пообедать со мной на прощание, отвезти меня в редакцию, а потом на вокзал…

Олег садится рядом, откидывается на спинку дивана, закрывает глаза.

НАТАША
(повернувшись к Олегу)
Уже пятый час. У меня осталось времени только отвезти в редакцию материал и доехать до вокзала…

ОЛЕГ
(раздраженно, не открывая глаз)
У меня сломалась машина.

Наташа наклоняется в сторону Олега, нюхает воздух и стремительно поднимается с дивана.
НАТАША
(сердито)
Ты выпил! Ты опять выпил! Ты же обещал!

ОЛЕГ
(открыв глаза, раздраженно)
Заглох движок, сел аккумулятор у телефона. Я один три часа корячился около машины и ничего не мог сделать! Я замерз – не май месяц, мне надо было согреться. И мне срочно нужно три тысячи рублей на ремонт.

Наташа отходит к окну, смотрит в окно. В ее глазах блестят слезы.

НАТАША
(устало)
Ты бы хоть что-нибудь новое придумал или уж сказал бы честно, что опять с кем-то обмывал новую примочку для своей гитары!

ОЛЕГ
(повышая голос)
Мне срочно нужно три тысячи рублей, иначе машина останется стоять в безлюдном переулке, пока ее кто-нибудь не оттащит к себе в гараж и не разберет на запчасти.

НАТАША
(тоже повышая голос)
Ты же знаешь, что я сегодня на целый месяц уезжаю в Америку на стажировку. Что я буквально по центу собирала деньги, чтобы взять с собой. И ты снова просишь денег!

Наташа поворачивается к Олегу. По ее щекам текут слезы, она кричит.
НАТАША
Да никаких нервов не хватит на это! Мне нужно спокойно собраться. Мне нужно просто спокойно уехать! Неужели хотя бы сегодня ты не мог обойтись без фокусов? Я не могу так больше! Не могу!

Наташа тихо плачет, отвернувшись к окну.

Олег молча смотрит перед собой.

Наташа делает несколько глубоких вдохов, успокаивается. Вытирает слезы, подходит к дивану и встает перед Олегом. Она кажется спокойной.

НАТАША
(тихо)
Тебе придется месяц обходиться без меня. Придется самому решать проблемы. У тебя хороший повод перестать только говорить о своей гениальности, а постараться хотя бы начать ее доказывать. Если, конечно, ты всё ещё хочешь записать диск.

Олег вскакивает с дивана и начинает ходить взад-вперед по комнате.

Наташа присаживается на край дивана, прячет кисти рук между ног и смотрит в пол.

ОЛЕГ
(с напускной веселостью)
О’кей, американка. Валяй, стажируйся. Плюнь на все. Но я тебя потом даже встретить на вокзале не смогу, если сейчас не заберу машину и не отгоню ее в сервис.

Олег останавливается перед Наташей, слегка наклоняется к ней.

Наташа продолжает смотреть в пол.

ОЛЕГ
Ты больше не можешь? А помнишь, когда я только переехал к тебе от родителей, ты обещала, что будешь мне во всём помогать? Что обеспчишь мне надежный тыл, чтобы я мог писать музыку? Даже поможешь деньги на запись в студии заработать? Ты это помнишь?

Наташа поднимает голову, смотрит на Олега с жалостью.

НАТАША
Это было почти пять лет назад. И всё это время я тебе помогала. Во всем. Я…

Олег машет на нее рукой.

ОЛЕГ
Хорошо, ты помогла мне начать торговлю автопримочками, нашла оптовиков и помещение для лавочки. Да! Но потом ты согласилась стать завотделом в своей газетенке и стала до ночи торчать на работе. А я за товаром в Москву должен ездить один!

НАТАША
Я же стала больше зарабатывать и откладывать деньги тебе…

ОЛЕГ
(махнув рукой)
Деньги… Где они, если машина – рухлядь и съедает половину этих денег? И помощь, наверное, заключается не только в деньгах, а?

Олег опять ходит взад-вперед по комнате.

Наташа снова медленно собирает вещи в сумку.

ОЛЕГ
Ты обещала, что будешь помогать мне всегда и во всем. Где теперь эта твоя помощь?

НАТАША
Я несколько раз договаривалась со студией о записи, но вы с ребятами так и не пришли туда.

Олег останавливается, хлопает себя руками по бедрам, смеется.

ОЛЕГ
Договаривалась! В будни? Ребята работают в будни!

НАТАША
(вздыхая)
Я не знаю, чем тебе еще помочь. Тем более, что я обещала тебе по-мо-гать, а не делать все за тебя. А ты…

Олег делает удивленное лицо.
ОЛЕГ
Что я?

НАТАША
Ты либо валяешься под машиной, либо шныряешь по магазинам и технарям в поисках новых прибамбасов для своей гитары.

Олег засовывает руки в карманы, раскачивается с пятки на носок и говорит елейным голосом.

ОЛЕГ
Это миди-гитара. Миди! Таких в Нижнем ни у кого нет. И я ее делаю сам. Са-ам! Ты это понимаешь?
(с усмешкой)
Ты ни-че-го не понимаешь ни в гитарах, ни в стилях «нойз» и «индастриал», в которых, кроме нас, в Нижнем никто не работает. Ты не понимаешь нашей уникальности! Моей уникальности здесь, в этом городишке! Потому что это я пишу музыку, которую здесь даже некому оценить.

НАТАША
(очень серьезно)
Я не понимаю ни то, что ты пишешь, ни то, что ты слушаешь. Для меня это…
(она задумывается на секунду)
…как «Черный квадрат» Малевича. Просто квадрат, просто черный, какой может нарисовать любой ребенок. И я не понимаю, почему некоторые люди говорят. «Гениально! Живопись!» Для меня «Черный квадрат» – всего лишь идея, но никак не живопись! И твоя музыка…

Олег хмурится, его взгляд становится злыми.

Наташа смотрит на Олега и видит его злость.
НАТАША.
Но я не истина в последней инстанции, да и всё имеет право на существование. Ищи, кто сможет оценить твое творчество. Стучись во все двери. Пиши диск. В студии вас все-таки ждут.

ОЛЕГ
(раздраженно)
А где их взять — оценщиков?

Наташа подходит к Олегу, стирает что-то с его подбородка. Он сразу успокаивается.

НАТАША
Когда человек мечтает выиграть в лотерее, он для начала хотя бы покупает лотерейный билет. Понимаешь?
Ну, сходи в консерваторию, может, там посоветуют к кому обратиться? Я не знаю. Может быть, нужно поехать в Москву. Там же кто-то играет «индастриал»?

Олег некоторое время молчит. Пожимает плечами.
ОЛЕГ
Да есть там ребята… Могу я позвонить одному чувачку…

Наташа смотрит на него с сожалением, качает головой.

НАТАША
Ну вот, давай!

Олег обнимает ее.
ОЛЕГ
Ты, как всегда, права. Вот увидишь – вернешься, а у меня все уже на мази будет.

Наташа кладет голову ему на грудь, закрывает глаза и вздыхает. Потом мягко отстраняется, идет к дивану, достает из сумки кошелек, деньги, протягивает Олегу три тысячи рублей.

НАТАША
Возьми. Не пропадать же машине.

Олег быстро берет деньги, хватает со стола листы с Наташиным очерком, подходит к Наташе, целует ее в щеку.

ОЛЕГ
Материал твой я в редакцию отвезу. А уж до вокзала тебе придется самой добираться.

НАТАША
Я это уже поняла.

ОЛЕГ
Счастливо тебе съездить!

Олег стремительно выходит из комнаты. Слышно, как хлопает входная дверь.

Наташа садиться на диван. Смотрит, не мигая, в стену напротив. По ее щекам текут слезы.

МОСКВА, АЭРОПОРТ «ШЕРЕМЕТЬЕВО-2» ЗАЛ ОЖИДАНИЯ УТРО

РУКОВОДИТЕЛЬ группы стажеров, отправляющихся в США. 50-летний подтянутый мужчина в строгом темном костюме. Он стоит в глубине зала у стены с плакатом на тонком шесте. На плакате написано. «Газета «Время и люди», США». Рядом с ним стоят несколько молодых людей и девушек, на полу лежат их вещи. К нему с небольшими промежутками во времени подходят по одиночке и парами молодые мужчины и женщины – собирается группа отъезжающих.

Руководитель смотрит на часы, пересчитывает глазами собравшихся, кивая в такт счету головой. Хмурится. Смотрит в сторону входа.

Все подошедшие шумно знакомятся друг с другом, пожимают руки, улыбаются.

От входа в зал в сторону Руковдителя идет Наташа. Чуть позади нее идет СВЕТА. Крупная, высокая блондинка славянского типа лет 30, грубоватаяя на вид. У обеих в руках дорожные сумки.

Наташа резко останавливается и удивленно смотрит перед собой. Мы не видим того, что видит Наташа. В глазах Наташи удивление.

Света натыкается на Наташу. Наташа оборачивается, смотрит на Свету, хочет что-то ей сказать, но только успевает открыть рот, как Света говорит.

СВЕТА
Ты чего встала? Пойдем скорее!

Света обходит Наташу и устремляется к группе, которая находится в нескольких шагах дальше.

Наташа снова смотрит перед собой. Теперь в ее глазах испуг.

Она смотрит на стоящую прямо перед ней СТАРУШКУ. Это ухоженная сухощавая аристократка лет 90 с добрым лицом в светло-сером длинном плаще-балахоне с капюшоном на голове.

Старушка с сочувствием смотрит на Наташу.

СТАРУШКА
Любовь — это то, что дается свыше. Никогда не знаешь, где она снизойдет на тебя, каких жертв потребует. Главное, понять, что это любовь и не предать ее. Не отрекаются, любя.

Старушка чуть заметно улыбается, поворачивается спиной к Наташе, делает шаг, чтобы уйти, и исчезает из кадра.

Наташа несколько секунд стоит, словно замороженная. Потом вздрагивает, удивленно оглядывается по сторонам.

Света стоит около Руководителя, машет рукой Наташе.
СВЕТА
Наталья! Давай сюда! Ты чего там застыла? Иди скорее сюда!

Наташа мотает головой и неуверенными шагами идет в сторону группы.

Руководитель прислоняет плакат к стене, упирает руки в бока и зычно, чтобы его было хорошо слышно всей толпе, говорит, глядя на стоящих вместе Свету и Наташу.

РУКОВОДИТЕЛЬ
Нижний Новгород! Вы что там, в этом городе, все не можете без особого внимания обходиться? Немцовы-кириенки, мать вашу!
(оглядывает всю толпу)
И что вы все прете в цивилизованную Америку в таких огромных сумках? Сувениры что ли?

Света улыбается.

СВЕТА
(задорно)
Не-а. Молочных поросят, тушенку, ржаной хлеб да семечки. Говорят, в Америке все продукты искусственные.

Все смеются, а Руководитель поджимает губы от злости, прищуривается, но говорит спокойно, деловито.

РУКОВОДИТЕЛЬ
Итак, все 25 человек вместе со мной в сборе. Меня зовут Сергей Михайлович. Я – ваш русский бог в Америке.
(все смеются)
Газета «Время и люди» пригласила к себе на стажировку корреспондентов из семи лучших провинциальных газет России. Вам повезло! Так не позорьте Родину…

Светлана громко и с улыбкой перебивает его.
СВЕТА
Михалыч, сейчас не времена застоя, ты — не политработник, а мы не из леса вышли. Понял? Давай по существу.

Руководитель опять поджимает губы, потрясает в воздухе кулаком, но потом машет в сторону Светы рукой, как бы отмахиваясь от нее, и говорит с улыбкой.

СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВИЧ
Светлана, как только взлетим, пойдешь в сортир. Поняла? Я тоже туда приду и там врежу тебе вот этим ремнем,
(он приподнимает пиджак и показывает на брючный ремень)
по голой заднице, чтобы училась вести себя со старшими уважительно.

Все хохочут. А Наташа оглядывается по сторонам, словно кого-то ищет.

Руководитель берет свой чемодан и с важным видом направляется прочь с этого места.

РУКОВОДИТЕЛЬ
За мной!

Все подхватывают свои вещи и толпой, переговариваясь, медленно идут за ним.

Наташа и Светлана идут рядом.

НАТАША
(кивает в сторону Руководителя)
Ты с ним знакома?

СВЕТА
Он мой дядя. Давно в Москву перебрался.

НАТАША
Так он нас взял в Штаты, потому что…

СВЕТА
Да ладно, не бери в голову. Приехала бы вчера в Москву со мной, я бы вас заранее познакомила.

Света прибавляет шаг. Наташа торопится за ней.

СВЕТА
Не зря, хоть на сутки со своим хмырем задержалась? Как он кормилицу от себя отпустил?

НАТАША
Мы сначала поругались…

СВЕТА
(перебивая, с наигранным удивлением)
Да что ты говоришь? Какая неожиданная неожиданность!

НАТАША.
Но потом…

СВЕТА
(перебивая)
Не продолжай. Всё, как всегда. Хорошо уже то, что этот раздолбай тебя наручниками к батарее не приковал.

НАТАША
Свет, не надо. Не такое уж он дерьмо.

Света резко останавливается, Наташа замирает рядом.

СВЕТА
Не такое. Хуже.
(оглядев Наташу с ног до головы)
Скажи мне, подруга, почему тебе все время достаются гермафродиты, которых нужно ставить на ноги, защищать, спасать, кормить, а?

Наташа пожимает плечами, вздыхает.
НАТАША
Судьба, наверное, такая…

Света сплевывает вбок и идет дальше. Наташа – за ней.