С миру по нитке

Встретились, как всегда, в кафе на полпути между работами. Маринка, как обычно, убежала на обед на пятнадцать минут пораньше, а Катька, как водится, задержится на те же пятнадцать минут. А что делать? Обеды-то чуть-чуть не совпадают, а новостей… В выходные же встречаться как-то не получается.
— Как жизнь? Что новенького?

— А-а… — Катька махнула рукой и тяжело села на соседний стул. Отпила глоток кофе. – Ничего нового. Окно вот помыла – потеплело-то! Почти лето.

— А мы загорали. Правда, когда тучки набегали, приходилось полотенцем укрываться. Ветерок еще.

— У тебя лицо загорело.

— Это просто я умыться сегодня не успела, — обе заливисто рассмеялись. Закурили.

— Сегодня Толик возьмет билеты на поезд, в пятницу едем в Питер к моей двоюродной сестре Анне. Выходные – там.

— Белые ночи… — мечтательно протянула Маринка.

— Не-а, рано еще. У нее день рождения – сорок. Надо бы лично поздравить – и так видимся раз в сто лет, — Катька ткнула сигаретой в пепельницу. Вздохнула: — Опять туфли отодвигаются. Знаешь, сколько билеты сейчас стоят?

— И не говори! А сестра есть сестра.

— Слушай, что я тебе звонила-то. Не хочешь благотворительностью заняться?

— Говори, посмотрим.

— Ее дочке – Людмиле семнадцать лет, а Анна – медсестра. Зарплата…

— Можешь не рассказывать. Ясно.

— Может, переворошишь шмотки? Что-нибудь не драное, а так – что мало или поднадоело…

— Посмотрю.

— Поищи? Девке – семнадцать. Помнишь, как всего хотелось? А размер у нас с ней, в общем, одинаковый. Короче, с миру по нитке — голому рубаха.

— Договорились.

В четверг встретились там же. Взяли по чашке кофе. Сели, поговорили о том, о сем. Маринка положила на свободный стул большой пакет:

— Вот, собрала кое-что. Я поправилась за эту зиму, а когда похудею, неизвестно. Так что вещи – не совсем уж «брос».

— Вот здорово! – Катька просияла. – И я примерно столько же собрала. Анна обрадуется!

— Ну что, еще по чашке кофе? – Маринка встала.

— У меня денег… — Катька полезла в карман.

— Давай, что есть. Добавлю. – Маринка положила на столик несколько бумажек. Подсчитали. – Хватит. Мне еще на автобус останется.

— А у меня проездной. Нам на работе выдают.

— У тебя слеза на левой щеке, — Маринка протянула руку к лицу подруги.

— А-а, это от солнышка, — та отмахнулась.

— Что темные очки не купишь?

— Туфель нет, а ты — очки.

— У меня тоже туфель нет, видишь, из сапог сразу в босоножки прыгнула.

— Да ну это всё! Иди за кофе. Мне уже пора скоро бежать – работа.

Июль, 1993 г.