Юмор

юморМожет быть, слово «юмор» не слишком подходит для названия этой страницы. Здесь несколько рассказов, которые вряд ли можно назвать юмористическими, но они — о нелепых или забавных событиях, имевших место в моей жизни. Посмеяться над собой я люблю! Желающие могут посмеяться над описанными ситуациями вместе со мной. Ну, или просто улыбнуться. Надеюсь, что коллекция таких рассказов будет пополняться, потому что жизнь часто бывает комичной.

 

Такса

Мы – трое «собачников» – сидим на лавочке в сквере. Рядом стоят наши собаки: две дворняжки и один большой, красивый кобель – немецкая овчарка. По аллее идут парень с девушкой. Они идут медленно, смотрят на собак и о чем-то переговариваются. Поравнявшись с нами, парень спрашивает, показывая рукой на кобеля немецкой овчарки:
— А что это за порода?
— Такса, — шутит хозяйка пса, удивившись вопросу.
— Ну, я ж тебе говорила! – радостно восклицает девушка.
Парень мрачнеет. И парочка медленно удаляется от нас под восторженный щебет девушки.

Первое место

Афганские борзые давно перестали быть модными, а потому единственная «афганка», которая гуляла в нашем сквере, обращала на себя внимание. А однажды… вернулась (с хозяйкой, конечно) из Москвы, где принимала участие в международной выставке.
— Ну, как вы выступили? – окружили мы «сладкую парочку».
— Заняли первое место! – гордо сообщила нам хозяйка «афганки».
— А много было собак в ринге? – поинтересовалась одна из нас.
Хозяйка гордо вскинула голову и, ни секунды не думая, заявила:
— Одна моя собака!

Колготки

В юности у меня была дурацкая привычка снимать брюки сразу вместе с колготками. Это и сыграло со мной шутку.

Однажды майским теплым вечером, мне тогда было лет шестнадцать, мы с подругой решили погулять. Надо сказать, что живем мы в центре города, где расположен сквер, в который приезжает погулять молодежь со всего города. И вот, выходим мы с подругой из моего дома и, любуясь собой – молодые, симпатичные, модные, – идем в сквер. Мы ушли еще недалеко от моего дома, когда нас нагнала женщина, она слегка похлопала меня по плечу и сказала: «Девушка, у вас сзади что-то волочится…». Я оглянулась, а сзади снизу из джинсов сантиметров на пятьдесят из каждой штанины тянулось по «ноге» колготок. Как лыжи, но сзади! «А-а-а!» Мы рванули назад, к моему дому, но теперь мне казалось, что колготки мешают бежать, и я смешно задирала ноги…

Во двор моего дома мы забежали, истерически хохоча. Было так смешно, что мы никак не могли сообразить, как вытащить колготки из джинсов. От смеха у нас не хватило сил добраться до моего подъезда, и мы зашли в крайний. Колготки никак не хотели вытягиваться из джинсов, мы продолжали хохотать, а тут еще лифт сверху приехал, и какой-то жилец дома прошел мимо, посмотрев на нас, как на сумасшедших. Наконец, мы сообразили, что джинсы надо приспустить и вытащить колготки сверху. Когда это было проделано, мы отсмеялись, я сунула колготки в карман куртки-ветровки, но взглянув на подругу, поняла, что идти гулять мы все еще не можем – от смешных слез тушь для ресниц растеклась по ее лицу. Мое лицо было такое же тушеподтечное. Пришлось возвращаться домой и приводить себя в порядок.

Через полчаса мы все-таки вышли гулять. В сквере, сунув руку в карман куртки, дабы извлечь оттуда сигареты, я обнаружила там… колготки. Когда я вынула их, смеховая истерика вновь накрыла нас. Пришлось возвращаться домой. Колготки (точнее, моя дурацкая привычка) так и не дали нам погулять в тот вечер. А ночью меня настиг настоящий испуг, я вдруг подумала: «А если нас видели мальчишки, с которыми мы планировали «случайно» встретиться в сквере?!» Ужас! Позор-то какой!

Но утром эту историю я все-таки вспоминала со смехом.

Во всем виноват Чубайс!

Теплым сентябрьским субботним денечком 1999 года я тихо-мирно лежала дома на диване и читала книжку. Мама что-то готовила на кухне и вдруг закричала: «Лена, скорее, кот упал из окна!» Мы живем на пятом этаже, а кот, не приняв это во внимание, прыгнул за пролетающей мимо птичкой. Я ринулась к окну, со страхом посмотрела вниз и с облегчением увидела, что наш рыжий кот живой и здоровый ходит по крыше магазина, расположенного на первом этаже нашего дома. Я, как была, в красивом ярко-красном халате, побежала к соседям на втором этаже, чьи окна выходят на крышу магазина, вылезла на эту крышу и пошла в ту сторону, где сидел кот.

Металлическое покрытие крыши не плотно прилегало к ней самой, поэтому каждый мой шаг отзывался в пространство металлическим грохотом. Кот испугался этого грохота и побежал по крыше прочь от меня. Я прибавила шагу и стала звать кота: «Чубайс, Чубайс!» (он же рыжий)! Но грохот покрытия перекрывал мой голос, поэтому пришлось кричать громко. Кота я настигла на самом краю крыши – прыгать вниз еще раз он не решился, и я, схватив его, молча пробежала по гремящей крыше к соседскому окну. Когда мы вернулись домой, кот со страху съел все, что было в миске. Но история на этом только началась.

Вечером мама пошла гулять с собакой в сквер около дома, на который выходят окна нашей квартиры. Вернулась она в прекрасном расположении духа и сообщила мне, что «весь сквер» обсуждает партию «Союз правых сил». Мол, вот наглые – придумали предвыборный финт (тогда шла предвыборная кампания в Госдуму, а в этой партии состоял Анатолий Чубайс): по крыше магазина бегала женщина в шикарном вечернем красном платье и с высоты кричала прохожим, размахивая плакатом с надписью «Союз правых сил»: «Голосуйте за Чубайса! Голосуйте за Чубайса!»